Кроссовер-мэшап
Обзоры,  Очень странные дела

Что такое мэшап? Классика+зомби…

Смешать и взболтать!

Сам термин «мэшап» (или «мэш-ап», от английского mash up — «смешивать») изначально относился к музыке. Ещё в конце 1990-х так назвали гибрид из нескольких оригинальных произведений, записанных путём студийного наложения, к примеру, вокала одной песни на музыку другой. Особое распространение мэшап получил в музыке электронной и хип-хопе.

А в литературе мэшап чётко обозначился совсем уж недавно. 13 апреля 2009 года критик Адам Коэн в обзоре, опубликованном газетой New York Times, впервые употребил термин «мэшап» применительно к книге — роману Сета Грэма-Смита «Гордость и предупреждение и зомби». Чуть погодя в этой же газете комиксист и аниматор Уорд Саттон обозначил произведения Грэма-Смита и его последователей как принципиально новое литературное направление, отличающееся от пародии или постмодернистской фантазии, где также используются «чужие» герои и символы. Авторы мэшапа не просто высмеивают привычные штампы или внедряют в собственные тексты известных героев — они создают полноценный гибрид чужих и своих фантазий.

Но, конечно, любители наклеивать ярлычки, как всегда, запоздали. Пускай «чистый» мэшап действительно проявился совсем недавно — корни у него довольно глубокие, уходящие в прошлое.

 

Чтобы лежало хорошо!

Принцип заимствования и использования чужих идей, героев и образов в мировой литературе распространён очень широко. Стянуть то, что плохо лежит у других, чтобы у себя, любимого, лежало хорошо, — кто только не руководствовался этим золотым правилом. Уильям Шекспир тащил у Томаса Кида, Гёте — у Кристофера Марло, а уж ободрать туники античных авторов было вообще делом обычным. Древние греки и римляне, впрочем, тоже тянули сюжеты друг у друга — всё, что не приколочено гвоздями. Вы думаете, «ремейк» — изобретение Голливуда? Как бы не так! Однако истинный творец тем и отличается от банального плагиатора, что, взяв чужой алмаз, своей блистательной огранкой превращает его в великолепный бриллиант.

Вспомним, к примеру, историю «Трёх мушкетёров», «Королевы Марго» и многих других знаменитых романов Александра Дюма. Абсолютно доказанный факт, что первооснову этих книг написал Огюст Маке, однако именно Дюма превратил довольно банальные тексты в шедевры исторической авантюры. Сольные же романы самого Маке, включая изначальные куски приключений мушкетёров, вызовут у читателя разве что зевоту.

Гордость и Предубеждение
Гордость и предубеждение и зомби — одно из главных произведений мэшапа

В XX веке «вторичность» как осознанная позиция оказалась одним из краеугольных камней постмодернизма. Взять придуманный ранее сюжет, образ, героя, а затем вывернуть их так, что мать родная не узнает, — излюбленная забава литературных экспериментаторов и хулиганов. Но подлинным предшественником мэшапа в рамках массовой культуры стал кроссовер.

Смешались в кучу кони, люди…

Формально ближе всего к мэшапу подошёл именно кроссовер, хотя между ними есть существенные различия. Авторы кроссовера (а они есть не только в литературе, но и в кино, комиксах, играх) тоже размещают бок о бок элементы различных произведений. Тут и персонажи, и локации, и сюжетные ходы. Но до прямого совмещения текстов (как это сделал тот же Грэм-Смит) не доходит. При этом у сочинителей кроссовера гораздо больше возможностей — ведь они могут одновременно использовать элементы не только литературы, но и других ответвлений массовой культуры. А мэшап (по крайней мере, в своей изначальной стадии) был более привязан к литературному ареалу обитания. Хотя ныне ситуация уже меняется.

Однако у большей части кроссоверов есть черта, сужающая возможности этого приёма. Как правило, персонажи и локации относятся к мирам одного правообладателя, потому кроссоверы частенько носят сугубо утилитарный характер, возникая из попытки подтолкнуть популярность какого-то определённого героя или цикла.

В фантастической литературе использование чужих героев и миров также распространено изрядно. Как особенно удачный пример можно вспомнить блестящую «Машину пространства» Кристофера Приста, где автор хитроумно соединил героев и сюжеты классических романов Герберта Уэллса «Машина времени» и «Война миров», вволю порезвившись в чужой реальности. При написании этого романа Прист использовал один из основных литературных приёмов постмодернизма, известный как «пастиш», смысл которого — в строгой стилизации под конкретного автора или произведение. С лёгкостью тасуют кирпичики фантазий авторы, обладающие собственной вселенной, — как, например, делает Стивен Кинг. В фэнтезийной эпопее «Тёмная башня» он использовал элементы почти двух десятков своих книг. Да и в других текстах он то и дело ссылался — впрямую или косвенно — на иные свои произведения, создавая тем самым доморощенную вторичную реальность. Схожий приём использовали и другие фантасты. Вспомним хотя бы футуристические миры Пола Андерсона, Роберта Хайнлайна, Айзека Азимова или Мультиверсум Майкла Муркока.
Президент Линкольн не только руководил армией, но и превосходно орудовал топором.

Бог-отец мэшапа

Выходец из Новой Англии Сет Грэм-Смит подвизался в кинобизнесе (он с успехом пишет сценарии и вместе с Дэвидом Катценбергом владеет продюсерской компанией Katzsmith Productions), попутно сочиняя нехудожественные книги, в основном связанные с массовой культурой. На его счету «Большая книга порно» об эротике в кино, «Справочник Человека-паука» о знаменитом герое комиксов, ироничное руководство «Как выжить в фильме ужасов», сатира на Джорджа Буша «Извините, мистер Президент».

Грэм-Смит сотрудничал с небольшим региональным издательством Quirk Books из Филадельфии, креативный директор которого Джейсон Рекулак и предложил ему идею для новаторского романа — взять текст классической книги Джейн Остин «Гордость и предубеждение» и переработать его, введя в повествование нашествие зомби на чопорную Англию эпохи Регентства.

Сегодня у нас есть технологии и инструменты, позволяющие вносить изменения в медиа, которые мы потребляем. Мы фотошопим наши изображения, мы миксуем нашу музыку, адаптируя их к своим предпочтениям. Это стало обыденностью. Всё, что сделали мы, это использовали тот же подход в литературе — адаптировали классический роман под свои предпочтения.

Джейсон Рекулак, вдохновитель мэшапа

По сути, Грэм-Смит оказался случайным «богом-отцом» нового литературного направления — ведь Рекулак мог поручить проект другому автору. Но сложилось так, как сложилось. И Грэм-Смит сполна использовал отведённый ему фортуной шанс — вышедший в 2009 году роман «Гордость и предубеждение и зомби» оказался настоящей сенсацией, был переведён более чем на 20 языков, став международным бестселлером и библией нового жанра.

Следующим шагом Грэма-Смита был роман «Авраам Линкольн: Охотник на вампиров», где автор творчески развил идеи мэшапа, скрестив собственный вымысел не с чужим литературным произведением, а с реальной историей. Грэм-Смит использовал факты жизни американского президента, при этом громогласно заявив, что якобы нашёл «секретный дневник» Линкольна, из которого следует, что причиной Гражданской войны в США была не только борьба за отмену рабства. Оказывается, южане пользовались поддержкой вампиров, тогда как доблестный Авраам пытался извести упырей под корень. Так мэшап перешёл на следующую ступень развития, а новый роман Грэма-Смита ожидаемо угодил в списки бестселлеров.

Рекулак сказал мне, что придумал классное название для книги. И хотя больше ничего пока нет, оно никак не выходит у него из головы: «Гордость и предубеждение и зомби»! Это было самая улётная идея, о которой я когда-нибудь слышал!

Сет Грэм-Смит, демиург мэшапа

Естественно, Голливуд не мог пройти мимо таких успешных проектов, и по обеим книгам Грэма-Смита были сняты экранизации. Неплохой, но необязательный боевик «Авраам Линкольн: Охотник на вампиров» снял в 2012 году Тимур Бекмамбетов, а «Гордость и предубеждение и зомби» Берра Стирса вышла в начале 2016 года.

…И апостолы его

Грэм-Смит не остался в одиночестве. С лёгкой руки Джейсона Рекулака и Quirk Books толпа не слишком известных, но амбициозных авторов принялась насиловать литературную классику в самых извращённых формах. Особенно досталось бедняжке Джейн Остин — в результате противоестественной связи появились приквел «Гордости и предубеждения и зомби» с всё объясняющим подзаголовком «Рассвет ужаса» Стива Хокенсмита, «Разум и чувства и гады морские» Бена Уинтерса, «Мэнсфилд Парк и мумии» и «Нортенгерское аббатство и ангелы и драконы» Веры Назариан, «Эмма и вампиры» Уэйна Джозефсона. Не остались без внимания и произведения других классиков, перешедшие в «общественное достояние», что означает отсутствие ограничений по авторскому праву. Тот же Бен Уинтерс начиркал роман «Андроид Каренина» на основе книги «Лео Толстого». Билл Чолгош взял в соавторы Марка Твена в «Приключениях Гекльберри Финна и зомби Джима». Бойкая дамочка Шерри Браунинг Ирвин оприходовала Шарлотту Бронте романом «Джейн Слэйр». Портер Грэнд поматросил, да не бросил Луизу Мэй Олкотт в «Маленьких женщинах и оборотнях». Эту же классику мелодрамы попользовала Линн Мессина — на свет божий родился роман «Маленькие вампирские женщины». Некоторые авторы проявляли больше фантазии — так, Аманда Грэйнд сочинила роман «Мистер Дарси, вампир», используя стилизацию-пастиш.

Кроме знаменитых книг, досталось и видным историческим личностям. Как уже говорилось, пионером был Грэм-Смит с охотником на упырей Линкольном, но его почин не остался незамеченным. В романе А.Э. Мурата «Королева Виктория: Охотница на демонов» юная Вика с помощью своего жениха принца Берти мочит отродья Тьмы. А на страницах книги Алана Голдшера «Немёртвый Пол» зомбо-битлы сходятся в поединке с повелительницей ниндзя Йоко Оно и охотником за живыми мертвецами Миком Джаггером. Также были замечены «Робин Гуд и отец Тук: Убийцы зомби», «Живая мертвечина Страны Оз», «Алиса в Стране зомби», «Мёртвые штурмовики» (зомби участвуют в «Звёздных войнах»), «Война миров плюс кровь», «Ночь живых треккеров» (на сей раз зомбаки наведались во вселенную «Звёздного пути»), «Таинственные приключения ликантропа Робинзона Крузо», «Том Сойер и мертвец»… Правда, настораживает некая однобокость мэшапа — засилье зомби и вампиров, изредка разбавленных оборотнями и демонами. С фантазией у авторов туговато, что ли?

Особенно умиляют поклоны в сторону использованных оригинальных текстов — чуть ли не фирменным знаком мэшапа стало упоминание в качестве «соавтора» знаковых имён: Марк Твен, Льюис Кэрролл, Герберт Уэллс, Даниэль Дефо… Литературный секонд-хенд это как-то облагораживает. А классики, поди, в гробу вертятся волчком! Но кого волнуют эти замшелые стариканы?

О схеме работы над мэшап-романом подробно поведал Бен Уинтерс на примере своей книги «Андроид Каренина». Сначала он внимательно, делая заметки на полях, перечитал «Анну Каренину» с целью очертить примерный круг перспективных сюжетных ходов и характеров. До этого у него была только базовая идея о мире, в котором знать владеет андроидами, выполняющими функции фаворитов и компаньонов. Там, где герои Толстого занимались самоанализом, Уинтерс подставил им андроидов в виде внимательных психоаналитиков. Мир России второй половины XIX века был изменён в соответствии с антуражем стимпанка. Учитывая обилие фоновых изменений, оригинального текста здесь поменьше, чем у Грэма-Смита: баланс примерно пятьдесят на пятьдесят. Некоторые фрагменты толстовского романа переформулированы в соответствии с новым смысловым наполнением. К примеру, знаменитая фраза «Все счастливые семьи похожи друг на друга; все несчастные несчастливы по-разному» у Уинтерса читается как «Все исправные роботы похожи друг на друга. Каждый неисправный робот функционирует по-своему». Однако при всех изменениях автор «Андроида Карениной» утверждает, что основные этические постулаты оригинала остались нетронутыми. Хотя Бен Уинтерс справедливо полагает, что его невольный «соавтор» не был бы в восторге от навязанного ему сотрудничества…

Есть у меня подозрение, что вряд ли Толстой запрыгал бы от радости. Возможно, увидев, что я сотворил с его самым чудесным текстом, он бы выдрал себе бороду. С другой стороны, если бы я смог убедить его сесть и прочесть это произведение, то, надеюсь, он бы обнаружил там множество интересных идей и увидел бы, что я пародировал его с большой любовью и с большим уважением к оригиналу.

Бен Уинтерс, автор «Андроида Карениной»

Как ухватить бога за бороду? Спрашивайте рецепт у издательства Quirk Books и Сета Грэма-Смита!
Как ухватить бога за бороду? Спрашивайте рецепт у издательства Quirk Books и Сета Грэма-Смита!

Авторам мэшапа явно не хватает фантазии — допиши к названию классики «и зомби (и вампиры)», и готов сюжет.

Добавить комментарий

error: Контент Захищено!!!