из-за острова буяна
Новости,  Очень странные дела

ИЗ-ЗА ОСТРОВА БУЯНА…

КРАСНО-БЕЛЫЙ ПОСЕВ

Русские классики, отметившиеся в разных областях фантастической литературы, — Одоевский, Гоголь, Куприн, Брюсов и другие — переводились на иностранные языки много и охотно. На то они и классики. Внимание западного читателя также привлекали книги околореволюционной тематики. Так, в разных странах многократно издавалась социалистическая утопия Александра Богданова «Красная звезда», впервые опубликованная в 190 8 году. Такой интерес к фантастической книге легко объяснить: ее автором был скрывшийся под псевдонимом видный член РСДРП Александр Малиновский, одно время близкий друг Ленина. Естественно, иностранцам хотелось понять, о чем же мечтают эти загадочные большевики. Но еще более пристальное внимание привлекла антиутопия Евгения Замятина «Мы», впервые опубликованная на чешском языке в 1924-м. В том же году роман выпустили и американцы, и с тех пор «Мы» выдержали десятки изданий по всему миру. На русском языке роман Замятина увидел свет в 1927-м, на страницах выходившего в Германии эмигрантского журнала «Воля России». А на Родине книга нашла издателя только в перестроечном 1988 году… Нельзя не отметить то колоссальное влияние, которое оказала ставшая классической книга Замятина на творчество таких мастеров антиутопии, как Олдос Хаксли и Джордж Оруэлл.

В первые десятилетия существования Советского государства отечественных фантастов за рубежом не жаловали. Фантастика и на Западе только начинала свое триумфальное шествие и не привлекала пока массовую публику. В СССР же фантастов было сравнительно немного — ну а заслуживающих иностранного внимания и того меньше. И, конечно, существенную роль играли идеологические противоречия. Если книги, проходящие хотя бы краешком по ведомству фантастики, за рубежом и публиковались, то авторами их были, как правило, эмигранты, сочинявшие антиутопии или антисоветскую сатиру. Чуть ли не единственное исключение — роман Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина», в 1936 году изданный по-английски под названием The Death Box.

ПОЛПРЕДЫ СОВЕТСКОЙ НФ

Говоря о переводах советской фантастики послевоенного периода, следует отметить два существенных обстоятельства. Во-первых, книги почти всех наших ведущих фантастов активно издавались в странах так называемой «народной демократии». Экспортируя социалистическую культуру, «старший брат» не забывал и про фантастику. Поэтому многочисленные переводы на польский, чешский, венгерский, болгарский, немецкий (ГДР), испанский (Куба) и прочие языки стран победившего социализма вовсе не могут считаться каким-то особым достижением тогдашних отечественных писателей. Впрочем, сие вовсе не означает, что любой советский графоман был желанным гостем в издательствах стран Варшавского блока и сочувствующих. Немалую долю сегодняшних фантастов печатать не стали бы и на Родине — и не из-за идеологических препон, а по причине литературного убожества текстов. Поэтому даже в соцстранах фантастика из СССР была представлена либо грандами, либо просто хорошими крепкими авторами — такими, за которых не стыдно. Однако элемент «обязаловки» в таких зарубежных изданиях все же присутствовал, и закрывать на это глаза не стоит. Вторая особенность — переводы советской литературы на иностранные языки, осуществляемые в специализированных московских издательствах. Делалось это в рамках пропаганды советской культуры и образа мыслей. Романы и повести зачастую переводили на весьма экзотические азиатские и африканские языки, а книги почти бесплатно распространяли по всему миру. Фантастики, правда, среди такого идеологического товара было немного, но она все же встречалась — к примеру, роман Александра Казанцева «Фаэты» (The Destruction of Faena).

Мощный всплеск интереса к СССР настиг Запад в годы «оттепели», после знаменитого XX съезда КПСС. Интерес этот утоляло г лавным образом советское искусство, в том числе и фантастика. На английском языке вышли романы Владимира Обручева «Земля Санникова» и «Плутония», Алексея Толстого «Аэлита», Александра Беляева «Человек-амфибия». Причем печатали не только классиков. Поражает оперативность в выпуске этапного романа нашей НФ «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова: первое советское книжное издание появилось в 1958-м, а уже через год англичане опубликовали роман под слегка измененным названием Andromeda. Впрочем, сборник рассказов Ефремова A Meeting over Tuscarora вышел на английском еще в 1946 году.

В авангарде советской фантастики.

Иное дело — переводы советских фантастов, опубликованные в странах идеологического и политического противника. Такие издания выступали уже настоящим знаком качества, подтверждением значения писателя для мировой фантастики. С другой стороны, если наш фантаст пользовался на капиталистическом Западе повышенным спросом, его творчество могло вызывать подозрение у советских партийных властей.

В дальнейшем советскую фантастику переводили на «серьезные» иностранные языки не так уж часто, но достаточно регулярно. Запад познакомился со многими интересными авторами. С начала 1960-х по 1991 год на английском языке вышло с десяток антологий русской и советской фантастики, рассказы отечественных писателей включались в тематические сборники, выпускаемые зарубежными издательствами различных стран. Почти в полном составе были переведены на английский и многие другие языки сочинения братьев Аркадия и Бориса Стругацких, ставших за рубежом символом советской научной фантастики. Их творчеству посвящено несколько работ западных литературоведов, а повести «Сказка о Тройке» и «Пикник на обочине» даже номинировались на премию имени Джона Кэмпбелла. В 1987 году братья Стругацкие даже приехали в Великобританию в качестве почетных гостей всемирного фантастического конвента Worldcon.

Из других советских авторов за границей, в том числе в США и Великобритании, выходили фантастические произведения Александра и Сергея Абрамовых, Дмитрия Биленкина, Евгения Войскунского и Исая Лукодьянова, Кира Булычева, Севера Гансовского, Михаила Емцева и Еремея Парнова, Виктора Колупаева, Владимира Савченко, Вадима Шефнера и некоторых других. Правда, печатали их в основном небольшие независимые издательства не слишком солидными тиражами — скорее в ознакомительных, нежели в коммерческих целях. Хотя, к примеру, сборник рассказов Кира Булычева об Алисе Селезневой, впервые выпущенный только в 2002 году, выдержал в США около 30 допечаток, причем его базовым издателем выступила солидная фирма Macmillan.

Иногда случались казусы. Например, научно-фантастический роман видного хирурга Николая Амосова «Записки из будущего» вышел в СССР в значительно сокращенном варианте: изображенный мир пришелся не по нраву советской цензуре. Зато в США Notes from the Future опубликовали в полном виде, без купюр. Правда, Амосов был слишком крупной фигурой, и публикация в «логове» заклятого врага сошла ему с рук. А вот появление в Германии полного текста романа братьев Стругацких «Гадкие лебеди» навлекло на писателей гнев партийного начальства. Несмотря на то, что книга вышла за рубежом без согласия авторов, Стругацкие на несколько лет превратились в «подозрительных элементов», из-за чего их книги практически перестали печатать на родине.

Еще один пласт изданной за рубежом советской фантастики — произведения диссидентов или эмигрантов. Некоторые состоявшиеся советские писатели по различным причинам перебирались за границу, продолжая творить уже за пределами бывшей родины. Например, в США уехали Василий Аксенов и Юз Алешковский, во Францию — Анатолий Гладилин, в Израиль — Рафаил Нудельман, Павел Амнуэль и Даниэль Клугер (правда, двое последних — уже после распада СССР).

СОВРЕМЕННЫЕ УШКУЙНИКИ

Радикальные изменения, связанные с распадом СССР и крушением соцлагеря, сильно сказались и на зарубежном издании нашей фантастики. Прежде всего, перестали выходить обязательные в советское время переводы с русского в странах Восточной Европы. Кроме того, довольно долгое время действовал «эффект маятника»: российских авторов в таких странах, как Польша или Болгария, не печатали именно потому, что они российские. Впрочем, вспомним собственные просторы: кому в начале 1990-х были нужны доморощенные фантасты? Все прилавки были забиты переводными авторами — как правило, англо-американскими. Та же ситуация сложилась и в бывших соцстранах: внимание издателей и публики оказалось нацелено исключительно на ранее малодоступную «капиталистическую» фантастику. В новом столетии ситуация движется к лучшему — по крайней мере, в Восточной Европе, где переводные книги русских писателей уже не редкость. Но особое достижение — выход книги отечественного автора в американо-британской «фантастической Мекке». На англоязычном рынке и для «своих» не всегда место находится, поэтому пробиться туда фантасту «со стороны» — дело архисложное, которое оказалось под силу единицам. К примеру, Анджей Сапковский лишь совсем недавно стал известен британцам и канадцам.
Когда грянула шумиха вокруг фильма Тимура Бекмамбетова «Ночной дозор», имя Лукьяненко было уже известно польским, болгарским и китайским читателям, однако именно после успеха экранизации солидные зарубежные издатели заинтересовались книжным первоисточником. В июле 2006 года британское издательство William Heinemann Ltd. и американское Miramax выпустили роман The Night Watch, который получил довольно неожиданный у спех у пресыщенной местной публики. В декабре 2006-го книгу напечатали канадцы из фирмы Anchor, в июле 2007-го роман переиздало британское Arrow Books Ltd., а в апреле нынешнего года американское издательство Seal Books выпустит «Ночной дозор» в бумажной обложке для массового рынка. Естественно, «Ночным» дело не ограничилось, и англоязычные «Дозоры» пошли косяком. В 2007-м появились The Day Watch и The Twilight Watch, на нынешний год заявлен The Last Watch: в июле — американское издание, в августе — канадское, в октябре — британское. «Дозорный» успех привлек внимание Запада и к остальному творчеству Лукьяненко. Так, готовится англоязычное издание «Лабиринта отражений». К тому же, книги современного российского фантаста номер один ныне изданы почти во всех странах Европы.
Фактически, единственный отечественный фантаст постсоветского периода, который всерьез проник за «железный занавес», — Сергей Лукьяненко. Конечно, есть еще, скажем, активно издаваемый на Западе Виктор Пелевин, некоторые произведения которого можно отнести к фантастической литературе. Но, в отличие от играющего в фантастику Пелевина, Лукьяненко — фантаст целевой, осознанный.
Известен на За паде и Ник Перумов. Поначалу его книги также издавали лишь в бывших соцстранах: в 2002 году трилогия «Кольцо Тьмы» официально появилась в Польше, на год раньше ее тиснули болгарские «пираты». А вот роман «Алмазный меч, деревянный меч» вышел в Болгарии вполне легально. В 2006-м издательство Zumaya Publications выпустило в США совместный с Алланом Коулом роман Перумова Lords of Terror (у нас — «Армагеддон»), в прошлом году тот же издатель взялся за «Летописи Хьерварда». Впрочем, резонанс от книг Ника в Америке не в пример менее значителен, нежели от «Дозоров». Все-таки раскрученный кинобренд — великое дело, да и своего традиционного фэнтези-эпика в Штатах навалом… А вот в Швеции «Алмазный меч, деревянный меч» (Diamantsvardet och trasvardet, forsta delen) имел очень неплохую прессу.

С 2007 года канадское издательство Keruss, расположенное во франкоязычной провинции Квебек, выпускает книги двуединого харьковского писателя Генри Лайона Олди. Уже вышли романы «Пасынки восьмой заповеди» (Les parias du 8-e commandement) и «Путь меча» (La voie de l’epee). Кроме того, во французских журналах опубликованы рассказы Олди, а также интервью с ними. Несколько произведений печаталось также в периодических изданиях Венгрии, Польши и экзотической Мексики. Особый интерес к творчеству соавторов испытывают поляки: издательство Solaris ознакомило местных фэнов с романами «Мессия очищает диск» (2004), «Маг в законе» (2004), «Путь меча» (2007), совместным с Андреем Валентиновым и супругами Дяченко романом «Рубеж» (2004). С 2006 года вроцлавское Wydawnictwo Dolnoslgskie выпускает цикл «Бездна голодных глаз».

Конкуренция в фантастическом мире велика: не сдают позиций опытные писатели, ежегодно появляются новые имена. В таких условиях отнюдь не каждый способный отечественный автор имеет шанс обратить на себя внимание за рубежом. Для продвижения наших фантастов необходима более настойчивая маркетинговая политика российских издательств и литературных агентов. Может сработать и фактор случайности — например, успех кинематографической или игровой адаптации. Но экранизация книги должна быть удачной: вряд ли «Волкодав» и «Скалолазка» привлекут внимание иностранных издателей к литературным первоисточникам.

Добавить комментарий

error: Контент Захищено!!!